1damer

Category:

Немыслимая серьезность правды Христовой

 (воспоминания о священнике Данииле Сысоеве, принявшем мученическую смерть за Христа 19-20 ноября 2009 года).

 Рождественские чтения.

Я впервые увидел священника Даниила Сысоева на Рождественских чтениях в январе 2007 года[1].  На вид он показался мне тщедушным и невзрачным батюшкой. Но первое впечатление от внешности оказалось ошибочным.  Его смелые фразы  заставили вспомнить о главном: «Не о России надо проповедовать, а о Боге», «государственничество – это всего лишь инструмент церковной политики», «сектант нам не враг, враг – секта, сектант же – наш заблудший брат», «не нужно бояться уличной проповеди, главное не лгать, а говорит правду». Не менее скандальным звучал его рассказ о вводимом проекте православной штунды для приезжих гастробайтеров. 

Оказалось, что так просто говорить о Боге и быть услышанным. До отца Даниила выступал православный миссионер из Америки (диакон). Его выступление также было ярким, он говорил о Христе, но эта риторика казалась мне вычитанной из книг по искусству убеждения. 

А отец Даниил говорил иначе. Впечатление было такое, что видишь перед собой настоящего русского богослова. Не философа, не патриота, не националиста, не публициста, не политика и демагога (всё это в полной мере было представлено ораторами, выступавшими до отца Даниила), а простого священника, который говорит об очевидном: вере в Бога. Особенные жесты рук, как будто поднимающие слушателей к небу, и частое произнесение отцом Даниилом слова «Бог» не отталкивало, а напротив свидетельствовало о Христе с простой и ясной силой.

Все говорили о чем угодно, но только не о Боге. Говорили вяло, скучно, без вдохновения. А отец Даниил весь горел проповедью. Бодростью, энергией, бесстрашием отдавалось каждое его слово, каждый его жест и взгляд. В нем самом ощущалась какая-то удивительная легкость. Особенно в его стремительной походке. Он не шел, а быстро и легко летел с Библией в руках. Когда он начинал говорить о Боге, он как-будто поднимался над землей, не буквально, конечно. В тоже время было ясно, что Бог для него абсолютная реальность, не имеющая ничего общего с каким-либо идеализмом. И появился в аудитории он как-то внезапно и совсем не там, где все, в президиуме, а где-то между дверью и людьми. 

Школа Православного Миссионера.

Спустя месяцы я прочитал призыв отца Даниила, записываться в его Школу православного миссионера. Это было время, когда на него подавала в суд мусульманская журналистка за книгу «Брак с мусульманином». Призыв отца Даниила был попаданием во время.  В его словах чувствовалось, что он знает, как нужно им проповедовать. После прочтения этого призыва мне захотелось стать миссионером...

Для поступления требовалось знание Катехизиса. Я не знал, что это за книга, но купил ее для подготовки. Получилось так, что отец Даниил открыл для меня Катехизис свт. Филарета Московского. Из этой книги я узнал ответы на многие вопросы. Всё оказалось простым и ясным, что раньше казалось сложным и непонятным. 

Отец Даниил всегда интересовался результатами своих слушателей, спрашивал, ведем ли мы миссионерские дневники, делал «разбор полетов». Всё обучение в его школе строилось на практическом миссионерстве. Он сам был практиком и учил этому нас. 

В первом наборе учился один мой знакомый, о котором я точно знал, что он не является православным человеком, дружит с русскими мусульманами и по мировоззрению ближе к язычеству. Может быть, его можно было назвать ищущим человеком. Я дважды говорил это отцу Даниилу, он дважды выслушивал меня, но все равно не исключал его из школы. Наверное, отец Даниил хотел дать этому человеку возможность обрести истину. 

У отца Даниила был удивительная прозорливость. Он мне подарил всего две книги. Самый первый его подарок – книга о молитве архимандрита Рафаила Карелина. Второй книгой стал «Меч духовный» - переиздание дореволюционного противосектантсткого пособия. В обоих случаях в тот момент духовно я нуждался именно в этих книгах. Мы не были с ним близкими друзьями, и я у него не исповедовался, поэтому он не мог хорошо знать меня. Но ему было дано от Бога, ставить правильный «диагноз» духовно больному человеку и тактично «выписывать» нужные лекарства. 

Этот же дар прозорливости проявлялся в распределении миссионеров в поездки (по двое-трое). Удивительно точно он подбирал людей. Как будто предвидел, что в будущем мы должны дополнять друг друга. Тогда его «распределениям» я удивлялся, но уже на миссии понимал, насколько правильно он нас «соединил». 

Миссионерские поездки.

В свою первую миссионерскую поездку в Киргизию (2008) с отцом Даниилом я напросился. Он только посмотрел на меня внимательно и сказал: «Завтра нужно отдать паспортные данные для покупки билета». 

В аэропорте всей группой мы молимся, чем привлекаем всеобщее внимание, но отца Даниила это никогда не смущало. Он всегда учил нас молиться не напоказ, а искренне, не стесняясь и не боясь исповедовать свою веру. 

На регистрации ко мне обратилась девушка-студентка с просьбой оформить на меня багаж, т.к. у нее был перебор по весу (это запрещено правилами перевозки пассажиров). Я спросил у отца Даниила, можно ли мне таким образом помочь ей. Впервые со мной он проявил строгость и категоричность: «Не надо поддаваться на провокацию». Я только потом понял, чей именно провокации он боялся. Для него главным делом была миссия, и он прекрасно понимал, кто и что может этому помешать. 

При этом отец Даниил был веселым человеком. С ним интересно было сидеть за одним столом, он являлся лидером и душой компании, но никогда не чувствовалось ни капли тоталитарности. Он мог позволить себе выпить пива или вина, и разговор от этого получался только живее. Но я не видел его пьяным. 

На следующий день после прилета в Бишкек, отец Даниил посылает нас в первый бой. Вечером мы идем в харизматическую секту Васи Кузина (имя местного лжеапостола). Большой концертный зал. Много народу. Молодежь, дети. Идем втроем. Я, Катя, Дима. Садимся в разные места. Наша цель: зацепить людей, начать разговор, а потом проповедовать Православие, попытаться вывести из секты. Примерно через час за нами на машине приезжает отец Даниил вместе с другими священниками. Машина подъехала почти к самому концертному залу. Из нее выходит отец Даниил и местный священник, они направляются навстречу к нам. Было понятно, что они переживают. А мне напротив становится немного обидно, ведь мы же не маленькие. 

По данной ему благодати отец Даниил был хорошим учителем. По крайней мере, на миссии он всегда пребывал в учении (Рим.12:6,7), постоянно спрашивал нас о том, как прошли диспут, дискуссия или разговор, всегда поправлял, советовал. Так в Киргизии, он нас учил правильно свидетельствовать о Православии: «Мы, миссионеры, должны, обращать внимание на нестыковки в мировоззрении человека, но главное - показывать ему красоту Бога. Вместо этого мы часто начинаем спорить о второстепенных вещах. Мы никогда не должны отнимать «веру», мы должны давать лучшее».

На молодежном форуме «Селигер 2009» утром он крестил, днем читал лекции и проповедовал в палаточном лагере, вечером исповедовал, а в полночь вел застольные беседы с молодежью. В половине второго ночи мы, уставшие, приходили в монастырскую гостиницу, и он принимал у нас исповедь. Именно в такую ночь я в первый и в последний раз исповедовался у отца Даниила. На форуме я не всё время отдавал палаточной миссии, на которую нас посылал отец Даниил. Часто отвлекался на лекции для молодежи. Об этом и исповедовался. Он выслушал, ничего не сказал, просто прочитал разрешительную молитву. 

А на следующее утро он мог, как ни в чем не бывало напевать свои любимые песенки. Так однажды, после какого-то сложного ночного разговора о внутрицерковных проблемах, он весело напевал мне припев известной песни Юрия Шевчука:

Сколько раз, покатившись, моя голова

С переполненной плахи летела сюда, где

Родина.

Еду я на родину,

Пусть кричат - уродина,

А она нам нравится,

Хоть и не красавица,

К сволочи доверчива,

Ну, а к нам - тра-ля-ля-ля...

Всегда уверенный в Боге, оптимистичный, неутомимо энергичный… Я только однажды видел его, как мне показалось, упавшим духом.  В сентябре 2009 года я брал у него интервью о поездке на Селигер. Перед интервью он спросил, как у меня дела. Я ответил, что всё отлично. Неожиданно он сказал: «а у нас всё плохо». Это было время, когда возникли какие-то проблемы с документами на землю под строительство его храма, говорили даже об угрозе сноса. 

Тогда удалось собрать большое количество подписей в поддержку, особенно много подписей было собрано именно на этом форуме. Отец Даниил проповедовал там около пяти дней. Лучше всего о его миссионерской мотивации и миссии на Селигере расскажет он сам. Вот выдержки из моего интервью с ним:

Вопрос. Почему вы и основанная вами Школа православного миссионера приняли участие в таком политически ангажированном мероприятии, как образовательный форум «Селигер 2009»?

Отец Даниил. Дело миссионера там, где его готовы слушать. Образование происходит от слова образ. Естественно, место, где собираются люди, претендующие на то, что они умнейшие в России, кстати, вполне обоснованно претендующие, такое место - самое главное и естественное для нашей миссии. 

А что касается политики, то Церковь вне политики, но она не вне общества, как говорил покойный патриарх Алексий. Именно поэтому мы общаемся с людьми любой политической ориентации и готовы нести слово Божие всем. Тем более, Церкви нужны свои защитники из числа политиков, лидеров, бизнесменов, и чтобы они могли служить Господу на своих постах, где Он их и поставил.

Вопрос. А как же развлекательная программа форума: эротические танцы на пляже, палатки, громкая музыка, заглушающая чтение вечернего правила… Не дискредитирует ли всё это православную миссию как таковую?

Отец Даниил. Об этом давно уже было сказано в Евангелии. Был такой случай, когда Кое-кого сильно дискредитировало, что к Нему проститутка пришла. Помните? К Христу пришла блудница, помазала Его миром, оплакала свои грехи, отерла своими волосами ноги Христа… Однако это Господа никак не дискредитировало, хотя фарисеи так и считали. Поэтому и православная миссия не дискредитируется тем, что она обращена к грешникам. Господь пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию. Тем более, неправда, когда говорят, что в лагере был полный бордель. Нигде на форуме бордель и разврат не пропагандировался. Если кто-то и сделал, простите, сколько людей приходит в храм после блуда и нечистых дел, что теперь их не принимать?

Вопрос. А какое впечатление от той молодежи, с которой вы смогли пообщаться? 

Отец Даниил. Двойственное. Молодежь, живущая светской жизнью, куда с большим интересом относится к истине, чем те, кто находится в таком полувоцерковленном состоянии. Люди, которые нахватались вершков из богословия, они истину не хотят знать. Это большая проблема. Они потеряли вкус к истине, им хочется, чтобы Православие было комфортной для них религией. А вот обычным светским людям нужна абсолютная истина. То, что есть на самом деле, для них важнее всего. В этом отношении с ними было очень приятно разговаривать. Да, среди них есть богоненавистники, как и везде. Это естественный фактор, война есть война, нам приходилось с такими встречаться, но при этом есть люди, искренне жаждущие Бога, ищущие смысл жизни. Может быть, они не понимают, что ответом на все их вопросы, является истина, данная Христом, содержащаяся в Святом Евангелии и хранящаяся в Православной Церкви. Но когда они это понимают, они начинают меняться, это тоже видно. 

…Если в следующем году всё будет хорошо, будет «Селигер-2010», очень хотелось бы сделать ночную миссионерскую литургию с крещением на озере. Как сделали красиво и торжественно венчание на «Селигере-2009», так сделали бы и крещение на следующем форуме. Было бы красивое зрелище: факельное движение новокрещяемых к озеру. 

Вопрос. А сколько всего человек в этом году крестились?

Отец Даниил. 17 человек крещено и одна барышня присоединена к Православной Церкви из язычества. 

Вопрос. Это результат деятельности всех православных, которые находились на форуме?

Отец Даниил. Это результат деятельности одной небольшой группы людей, миссионеров храма св. пророка Даниила на Кантемировской. К сожалению, миссионеры не из нашего храма на крещение привели только человека два. Все остальные - это люди, которые были приведены к крещению нашими миссионерами. Это тоже большая недоработка. 

И что еще показал «Селигер-2009». Нам нужно отходить от споров, как миссионерствовать, в сторону, что миссионерствовать. Опыт показал, что очень многие люди, называющие себя миссионерами, не знают основ Православия. Например, один из людей, который яростно говорил, что он православный миссионер, заявил, что Христос сотворен. Это пример арианской ереси, по невежеству сделанной, но при этом человек выступал с большим апломбом. Необходима еще вероучительная проверка людей, которые идут на миссию. 

Вопрос. Есть какая-то особенность православной миссии на подобных мероприятиях, где собираются люди, прежде всего ориентированные на жизненный успех?

Отец Даниил. Я думаю – да. Одна из главных особенностей такой миссии – избавление их, скажем так, от комплекса самодостаточности. Дело в том, что в каждой среде есть свои духовные болезни. Духовными болезнями одаренных и умных людей являются гордыня и самонадеянность. Именно поэтому главный лозунг «Селигера 2009» - «ТЫ ДОЛЖЕН ПОВЕРИТЬ В СЕБЯ» должен быть, конечно, заменен другими словами: «ТЫ ДОЛЖЕН ПОВЕРИТЬ В БОГА». Такая поправка необходима. Потому что человек, который верит в себя, умным не является. Это важная поправка, не обрезающая человека, а усиливающая его стремление к лидерству, через лидерство в Боге. 

 Рок-музыка.

Отец Даниил при мне слушал «Наше радио». Как мне казалось, он любил русский рок, но называл героические песни русского рока, «песенками». Так однажды я спросил у него, как он относится к Виктору Цою. Он ответил примерно так: «в песенках Цоя чувствуются какие-то искания, но больше всего мне нравятся ранние песни» («Алюминиевые огурцы»). Когда я сказал, что Цой, скорее всего, не был крещен, отец Даниил искренне ответил: «Бедняжка, значит, в аду сейчас». 

Еще он возмущался Кинчевым, что тот поет песни, написанные им до крещения, в язычестве. Отец Даниил считал, что это неправильно, Кинчев, как христианин должен отказаться от исполнения старых песен. 

Однажды я спросил у отца Даниила про памятник на могиле одного питерского рок-музыканта, показал фотографию (памятник сделали в виде православного креста, в центре которого надпись РИКОШЕТ, это прозвище музыканта, и мишень в центре, вместо буквы О). На мой вопрос, как к этому можно относиться, отец Даниил ответил так:

«Думаю, ситуация здесь очень простая. К сожалению, люди перестали воспринимать Крест как символ Христа Спасителя, как символ победы над смертью. Это ставилось, скорее всего, просто как некая дань традиции, которую люди воспринимают как частную собственность. Конечно, для нас это глумление. Получается, вместо Креста Христова – Рикошет – некая отлетающая в сторону пуля. Подход очень гадкий, на мой взгляд, совершенно не подобающий христианину. И здесь с чем мы сталкиваемся? С тем, что Православие, превращенное в национальную религию, теряет связь с христианством. Суть православного христианства именно в боголюбии. А пример этого памятника показывает, что даже на месте смерти люди забыли о смысле этой смерти, забыли о том, что Крест есть знак надежды на воскресение. Тот, кто надеется на воскресение, кто знает, что знак вечной радости это Крест, кто знает, что это знак конца мира, такой человек вряд ли так бы изуродовал Святой Животворящий Крест Господень. Это, конечно, кощунство. - Можно это еще как-то исправить? - Конечно, можно. Я считаю, что родные на самом деле должны были, конечно, заменить этот памятник. Рикошет как кличка пишется рядом на каком-нибудь месте, а не на Кресте Господнем». 

Доверительное. 

Отец Даниил часто подвозил миссионеров на своей машине до метро.  Простой в общении, он однажды даже предложил подвести от своего храма прямо до моего дома, несмотря на приближавшуюся полночь. В пути мы о многом доверительно говорили. Запомнился один его совет. Я рассказал ему о предстоящей поездке по его благословению в Закарпатье. Он поправил в чем-то меня, сказав, что всегда нужно ставить максимальные цели, например, обратить за одну поездку 100 протестантов, только тогда может что-нибудь получиться.

Кажется в ту же поездку, на мой вопрос, как он всё успевает, отец Даниил с какой-то болью ответил, что у него есть семья, которую он любит, и есть долг священника (любимое дело). И это ему разрывает сердце.  

Я хорошо помню единственный телефонный звонок отца Даниила мне. Накануне в своем личном блоге я написал, что не верю священникам, которые выражаются советскими языковыми штампами. Меня удивляют их небиблейские высказывания. С какой стати, я должен верить священнику, который не говорит от Писания и Предания, а говорит о неких «национальных, духовно-нравственных идеалах»? Я писал о том, что в  евангельской системе координат, место «национальным идеалам» просто не остается. Национальное = языческое. И написал известный мне случай на приходе одного священника, когда «любовь» к земному отечеству попрала Царство Небесное.   Один баптистский пастор, будучи еще человеком ищущим, зашел в его храм. Священник на проповеди сказал дежурную фразу, что «мы должны держаться веры отцов». Будущий баптист вспомнил (!), что его прадед был баптистом, спросил после литургии, а где в Москве можно найти баптистов. Ему тут же показали. Там он и остался. 

Тогда священник Даниил Сысоев просто набрал мой номер, чтобы поддержать мой отзыв в личном блоге. Он сказал, что согласен со мной. Наверное, он сам нуждался в таких телефонных звонках. Но мы просто читали записи в его журнале, иногда задавали вопросы, изредка спорили, но не всегда поддерживали его, когда он писал о Небе.

    19 ноября. 

Только на моей памяти две угрозы мусульман о физической расправе. Об этом отец Даниил говорил с такой легкостью («здорово, если выстрелят в голову, и сразу в Царство Небесное, не то, что страшные пытки первых мучеников!»), что его слова воспринимались мной как веселые шутки. Только после убийства пришло осознание: каждый пишет, как он дышит...

По благословению отца Даниила в тот день, 19 ноября, мы собрались, чтобы начать работу над инструкцией по уличной миссии. А у него в это время начинались четверговые беседы, как станет известно позже, последние. 

На молебне я не поднимаю на него глаза, мысленно настраиваю себя на то, что встреча со священником (да еще на службе), это встреча с Христом. Запомнился его стремительный обход с каждением по храму, его силуэт на фоне царских врат, бордовая камилавка. Таким я запомнил его в последний раз. Отец Даниил остался в храме проводить беседы, а мы, миссионеры, отправились в трапезную работать над инструкцией. 

После двух диспутов с матерым пятидесятником у меня был список из 20 вопросов. Я хотел после разработки инструкции зайти к отцу Даниилу за ответами, была даже договоренность о встрече. Но когда проходил мимо двери храма, засомневался, стоит ли беспокоить его в такое время. Взглянул на дверь, и тут на каком-то интуитивном уровне мне ясно показалось, что дверь закрыта, храм закрыт. Хотя умом я понимал, что это не так, свет-то в окнах горел. Но мой внутренний голос мне отчетливо говорил: «храм закрыт». И я ушел вместе со своими вопросами, на которые отец Даниил, я верю, мне когда-нибудь ответит. 

А когда я вышел из метро, мне пришла эсэмэска, которая и сейчас хранится в моем телефоне: «Передать всем миссионерам: о. Даниила ранили в голову. Молитесь». Вот мы до сих пор и молимся: «Священномучениче Данииле, моли Бога о нас!»

Когда в половине первого ночи мне позвонили и сказали, что отец Даниил убит, я не поверил. Такой исход событий казался мне невозможным. Позже пришло осознание немыслимой серьезности правды Христовой: «кровь мученика – семя Церкви».

P.S.

Многие маститые проповедники молодого священника Даниила Сысоева предпочитали не замечать. А после убийства некоторые стали говорить, что он сам виноват, нужно было быть политкорректней. Возможно, поэтому  научно-богословские книги по креационизму отца Даниила так и остались без ответа. Обвинять легче, чем отвечать за праздно сказанное слово. 

Отец Даниил не был священнослужителем, который пытается усидеть сразу на нескольких стульях. Он не стремился угодить «и нашим, и вашим» (про истинного Бога в таких случаях не вспоминают, а отец Даниил помнил о Нем постоянно). Но всегда переживал за неудачи собратьев по оружию Правды, православных миссионеров. 

Казалось, ему всё было под силу. Проповедь среди мусульман, катехизация среди православных, диспуты с протестантами, уличная миссия, оглашение некрещеных, создание крепкого прихода… Вслед за Христом и соборным постановлением Церкви он не боялся называть вещи своими именами: Христа – Истиной, Мухаммеда – лжепророком, Библию - боговдохновенной, Коран – книгой диавола, Святую Троицу – Богом, Аллаха – мысленным идолом арабского завоевателя. 

Отец Даниил эти истины говорил аргументировано, очень спокойно, как-то особенно благожелательно, без перехода на личности и оскорблений. И честно... Это была настоящая Вера.
 

У него не было перегибов в философию, хотя он всегда был в высшей степени логичен, эрудирован и образован в самых разных областях. Он помнил, что Священное Писание и Священное Предание действеннее всех философий.  

Вся жизнь и проповедь священника Даниила Сысоева полностью и безоговорочно опровергают трусливую мысль, кем-то однажды высказанную, что якобы он сам виноват в своей смерти. Нет, он был самым обыкновенным странником и пришельцем, верил в Небо, напоминал о Нем, и звал всех навстречу Христу. Наверное, поэтому его книги и проповеди до сих пор вдохновляют всё новых людей на жизнь во Христе и открытое исповедание своей веры.   

Славного пророка Божия Илии, 2 августа 2011 года от Р.Х. 

[1] 31 января 2007 года в рамках «4 Рождественских Чтений» Византийский Клуб «Катехон» совместно с Московским отделением Союза Православных Граждан провел секцию-обсуждение на тему «Глобальные стратегии православного миссионерства». Место проведения – Институт Философии РАН (ул.Волхонка). 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened