Андрей (1damer) wrote,
Андрей
1damer

Categories:

Лидия Мониава - пример чудовищной жестокости.

Священномученик Даниил Сысоев как-то сказал, что помогать людям в больнице, облегчая их телесные страдания, и при этом не заботиться об их духовном просвещении (покаянии) - значит проявлять чудовищную жестокость.

Пример такой чудовищной жестокости мы видим в инициативе одной "доброй" девушки, обратившийся с письмом к Патриарху. 

Ей все равно, покаялись эти девушки или нет. Ей просто плевать, что эти девушки, почувствовав безнаказанность, так и не осознают ужаса своего греха, и следовательно не принесут покаяние, не примирятся с Богом, не станут наследниками жизни вечной.

"Меня не интересует, покаялись эти девушки или нет. Это их личное дело".
http://moniava.livejournal.com/1094199.html?thread=12613687#t12613687

+ И еще она благодарна "отцу Якову Кротову" - этому религиозному жулику, которого называет отцом, т.е. признает его рукоположение. 

+ Голосовала за Прохорова (который за аборты и против Церкви): "Все это мне так понравилось, что я даже решила проголосовать за Прохорова".

+ Сквернословит: "Год назад я в это время села в самолет Москва-Лондон. У меня было отравление, поэтому мне было сильно хуево, я лежала на последних сидениях."

+ Сторонница эвтаназии: "Я что-то раньше никогда не думала на тему эвтаназии, потому что считала, что это ужасно. И еще потому что слышала фразу, что хоспис – это замена эвтаназии. А теперь думаю, что хорошо бы эвтаназия была легализована в России, потому что бывает все очень по-разному, и такая возможность тоже обязательно должна быть у умирающего человека. Может, кто-то тут знает, есть ли движение за легализацию эвтаназии в России?"

+ Очевидные проблемы с пониманием Священного Писания: "Сегодня на евангельской группе мы читали кусочек о ночном разговоре Иисуса с Никодимом. И в этом кусочке нашлись для меня 4 слова, которые устроили настоящий переворот сознания. «Дух дышит, где хочет». Раньше это было просто какое-то теоретическое высказывание, а сейчас я стала чувствовать, как это происходит здесь, сейчас. Получается, что нет каких-то пустых вещей вокруг. Точнее, каждое пустое дело, каждая пустая работа, разговор, книжка, человек (например, я) в любую минуту может быть наполнен Духом, и ты никогда не знаешь, как и когда это произойдет. А значит, все имеет смысл, даже то, что кажется бессмысленным. И даже если кто-то мне кажется дураком, в этом ком-то в эту минуту может появиться Святой Дух, и дураком буду я, если это пропущу. От такого открытия жизнь стала просто захватывающей".

+  "Сегодня на группе много о чем говорили, в том числе о прощении. Что значит, прощать кого-то? Жить дальше так, будто ничего не происходило? Но ведь происходило же. Не таить зла? Зло можно не таить, но взаимоотношения такими как раньше уже не будут. Мне всегда думалось, что надо быть добрым и непринципиальным, на все конфликты закрывать глаза ради мира и любви (сама я так не умею делать). А вчера на конференции Вера Васильевна ругалась: «не надо быть иисусиками!». Кажется, это и об этом тоже. Но что делать с мечом, который нам принесли вместо мира, непонятно".

+ "Часто спрашивают – как же мы выдерживаем работать в фонде, который помогает детям, которые так часто умирают. Сегодня заметила, что я отлично выдерживаю, когда ни к кому из детей не привязана, могу прагматично рассуждать, шутить, механически делать вещи, от которых у нормальных людей волосы дыбом встают и т.п. Есть курицу, пока пишу «жалобную историю», ну и вообще жить обычной будничной жизнью, несмотря на все ужасы.
Но как только к кому-то из детей у меня появляется особенная любовь – я уже сама не знаю, как тут можно работать. Весь наш внутрифондовский сленг начинает казаться ужасно циничным, я на все злюсь, не могу ни на чем сосредоточиться и вообще ничего не могу и не хочу. Одно время я решила больше не позволять себе никаких привязанностей. Потому что если позволишь себе кого-то их детей полюбить, а ребенку этому станет плохо, то ты уже не можешь работать. Может быть, это и нормально для волонтера. Но сотруднику фонда не полагается изо дня в день страдать и ходить из угла в угол.  Я сама не понимаю, как можно работать с тяжелобольными детьми. И любить не выходит, и не любить тоже. Думаю об этом потому, что все лето продержалась без особого отношения к кому-то из детей, а тут, кажется, опять".

+ И она же:

22 февраля 2012
Всё также Лида Мониава пишет в своём дневнике

Шикарнейший панк-молебен в Храме Христа Спасителя
http://pussy-riot.livejournal.com/12442.html

Шикарйнейший
Шикарнейший
И ссыылка на сайт группы "Pussy riot"
Ну чтобы все насладились, если кто вдруг не приобщился к осквернению Храма
Там в же. в комментариях та же Лида Мониава: Мне как-то спокойнее смотреть как ноги задирают спиной к алтарю, чем когда Путин там с Патриархом братаются перед камерами.


Она прихожанка храма в Газетном переулке, это не там настоятель отец Владимир Лапшин?

Кстати, среди подписантов ее письма обнаружил многих из тех, кто хулил нашу Церковь и Патриарха, потомственных сектантов (беспоповцев). 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments